БУКВИТЕ - САЙТЪТ ЗА НОВА БЪЛГАРСКА ЛИТЕРАТУРА

100 ИМИДЖЕЙ ФУДЖИ - 1 - ЮРИЙ ЯКИМАЙНЕН

Любомир Георгиев Занев (любомир)

Раздел: Произведения на руски език  Цикъл: ЮРИЙ ЯКИМАЙНЕН - тексты в оригинале на русском языке

( OAKHOUSE )

Тучный мужик, с сумой на боку, метался по району Уэно, известному своей узловой станцией, куда прибывают белые шинкансены. Неотвратимые, будто те самые ангелы, что уносят души в иные миры; прибывают тихо, как бы исподтишка, и откуда они разлетаются (недаром их еще называют поезда-пули) в сторону снежных стран, пронзая горный массив, к Японскому морю; или, забирая к востоку, в сторону Аомори, или, наоборот, на юго-запад и запад, мимо символа, на который всегда взирают, как на седовласое божество – запредельной  самодостаточной и надменной, подпирающей небо Фуджи.

     И далее, шинкансен летит вдоль Тихого океана, в направлении индустриального Нагоя, то приближаясь, то отдаляясь от густо изрезанной линии берегов,  туда, где древнейшие Нара, Киото, и развернулся в виду сказочной красоты местного Средиземного моря, блистающий днем и ночью Осака, мегаполис  – необычайно открытый, общительный, даже может быть чересчур, имеющий на себе печати гангстеров-якудза, проституток и иже с ними, в таких же цепях мамоны (т.е. «купи-продай») торговых людей…

     В районе Уэно находится усыпальное место и фамильный храм семьи Токугава, последних сегунов, владевших и управлявших страной до реставрации

императорской власти, до периода Мейджи, на протяжении нескольких сотен лет.

     Вообще, здесь немало буддийских святынь, причем не только ветви «Тендай», к которой принадлежит храм семьи Токугава, но и других ветвей. Имеются и синтоистские храмы, и, довершая набор, доминирует мощная пагода, состоящая из пяти ярусов-этажей.

     Конечно, и эта станция и окружающий одноименный район, а если точнее, то их семантика, знак, как некий культовый элемент, или фиксатор сознания, не могли не отразиться в живописи, в литературе.

     В самом большом и прославленном из Токийских парков, в парке Уэно, иностранцы (гайджины), пытаясь подзаработать хорошие деньги, а по японским меркам гроши, из кожи вон лезут, кажут всякие фокусы, жонглируют всякой всячиной, или плюются огнем. Впрочем, как и во многих подобных точках столицы, где наблюдается скученный люд. Такова их планида, такова их, видимо, карма в этих местах: кривляться, обслуживать, развлекать…

     А сами жители-аборигены, они, случается, тоже что-нибудь продают или наигрывают на инструментах, но, в основном, приходят сюда любоваться цветущей сакурой (вишней), если дело происходит, к примеру, в апреле, или, в свои выходные раскатывают на лодках по специально разгороженному для таких целей пруду. Или с благоговением бродят по залам музеев искусств, или млеют в богатой библиотеке, или дивятся на тварей в компактном, величиной, наверное, с Ноев ковчег, зоосаде. Или прохлаждаются среди стеклярусов, крошева льда, а то и полновесных ледяных глыб, в рыбных рядах, что на торговой улице Амейоко, и где разнообразием видов стеллажи и лотки, в свою очередь напоминают витрины музея океанической фауны, флоры, или…

   - Да мало ли, что там еще, в той стороне, за вокзалом, и что, возможно, еще доведется увидеть тебе, когда-то потом. А пока надо в этом муравейнике разобраться,  и найти дорогу, ведущую в некий отель со странноватым названием «Oakhouse», - думал, потея, тучный мужик, каким был я в те поры (весна, лето, 2006, или 18-й год эры Хейсэй), когда наконец-то снова, после долгого ожидания и самых разных препятствий, трудов, очутился в СВОЕЙ стране.

     Ну, если честно, то не слишком сильно метался и не так, чтобы очень потел, потому что я знал как нужно вести любой поиск в Японии, и особенно в мегаполисе. А главное, я приехал сюда уже подготовленным. И со знанием специфических письменных закорючек, и поведенческих заморочек, и со знанием разговорного языка.

     Для начала, если вы потеряли ориентир, нужно спросить у прохожего, или у любого торговца, например, у киоскера:

   - Сумимасэн, кобан- ва доко дэс ка? – Извините, любезный, не подскажете, где полицейский участок (?), который нередко находится рядом с какой-нибудь станцией, и уж тем более, рядом с таким вокзалищем как Уэно, и где за стеклянной витриной дежурят блюстители. И там, в участке, всегда любезно и при посредстве карты околоточные надзиратели объяснят, куда нужно дальше плясать.

     У меня была при себе распечатка из Интернета. Но на месте схема моя представлялась не слишком детальной, да и выходы я перепутал, и до меня не сразу дошло, что прибыл я не на платформу, куда обычно доставляет пассажиров из аэропорта Нарита шинкансен, а вышел на 350 метров правее, поскольку приехал на поезде самом дешевом. Линия та называлась «Кейсэй». На развилке дорог я нашел полицейский участок (кобан), получил направление, и дальше, двигаясь по ориентирам, углубился в проулки и закоулки…

     Отельчик мой оказался микроскопическим, и места в нем для меня не было, поскольку я не забронировал номер. А если по правде сказать, то я и не знал, как это сделать, и понадеялся при разработке плана данного путешествия на свою интуицию, или, может быть, на авось… Однако, кажется, я не ошибся. Служитель на лобби меня спросил, где бы я хотел поселиться, в каком районе, поскольку  Oakhouse – это огромная сеть, и подобных некрупных и очень дешевых отелей у них, что на небе звезд. Он объяснил, что слово ОАК и в данном случае, и вообще, означает О`КЕЙ, и, стало быть, волноваться вовсе не стоит, все будет о`кей…Я сказал, что хорошо знаю все основные линии, да и весь центральный район.   

   - Отлично! – воскликнул представитель системы. Как раз по центральной линии

(Чуо-лайн), не доезжая Митака одну остановку, имеется прекрасный гостевой дом.

 Остановка носит название Кичижожи, но нужно пересесть на другую линию и отъехать, может быть, с километр до Инокашира-коэн. Или просто дойти пешком.

   - Коэн – это, насколько я понимаю, парк?

   - Да, это парк Инокашира… Он позвонил и сказал, что менеджер освободится к вечеру,  и туда подойдет или подъедет, но главное, что он меня разместит.

   - А как он узнает меня?

   - Да не беспокойтесь, узнает. Там такая маленькая перед станцией площадь и всего пару скамеек. К тому же, я написал здесь на бумаге для вас и его имя, и его телефон…

    - Ну вот, - подумал я, выходя на проспект, - не успел приехать и уже, считай,  разместился, хотя до вечера еще далеко, часов шесть, и тогда будет темно, в этих широтах темнеет рано, да и придет ли он?

     И тут же другой голос почти ликовал:

   - Да расслабься! Ты снова в Токио! Вот он, перед тобой, в скопище иероглифов, лабиринтах кварталов, блоков и улиц,  рекламных таблоидов и проводов, полный соблазнительных и пронзительных запахов, звуков и линий, и форм! Ты не только в Токио, ты в Зурбагане, ты в Лиссе ! А будет еще и Лапута, летающий остров - это, когда ты поедешь на Эносима… Давай-давай, начинай лакать свое пиво, как отбившийся от Панургова стада дипсод, японское пиво, на которое ты столько угрохал времени, средств и которое приносило и светлую радость, и темное горе,  но которое утоляло жажду и, в конечном итоге, всегда помогало тебе понять эту страну. Возьмем, к примеру, пиво «Асахи» - восходящее солнце. Одно название уже символично и расскажет о многом.

      И я выбрал себе банку побольше и  сделал контрольный глубокий глоток, по-японски «гокун». Никаких мыслей, глаза закрыты, почти нирвана, «гокун-гокун-гокун-гокун»…Первые глотки продолжительные, чтобы испытать полное и долгое наслаждение, чтобы ощутить сполна и закрепить ощущение, чтобы потом уже делать глотки поменьше: «гоку-гоку-гоку-гоку»…

     И снова, стало быть, погрузился в те же пивные реки и экзотические берега.

        

 

        

    


2008-01-20

Питай знаещите

Специалистите в областта на писане, издаване и продаване на книги, ще отговорят на вашите въпроси

Абонамент

(скоро)

Сбъдни мечтата си, издай своя книга! Мечта за книга"(http://dreambook.bg)